Румынские татары – выходцы из Крыма

Татары Добруджи проявили себя как храбрые, выдающиеся военные, в том числе в армии османского султана Румынские татары (они же крымские) занимали весьма высокие посты в государственных управленческих структурах, приобрели широкую известность в сферах науки, литературы и искусства. Например, были члены Диван-ы хумаюн (это Верховный совещательный совет при султане) из татар. Были великие визири, хранители султанской печати, верховные судьи Анатолии и Румелии, казначеи, губернаторы различных провинций и областей, послов и т.д. Среди османского мусульманского духовенства тоже было много татар: шейх-уль-исламы (обладали высоким авторитетом в вопросах богословия и мусульманского права), муфтии, руководители медресе. В совете османского султана служили и татары. По сути, крымские татары, переселившись некогда в Добруджу, сыграли потом важную роль в формировании управленческого аппарата и духовной культуры Османской империи. Они внесли весомый вклад и в историю развития османской науки: математики, химии, военного дела, медицины, истории, а также искусства – каллиграфии, музыки, часового мастерства; литературы и журналистики.

В истории Румынии есть османский период и королевский, когда страна уже получила независимость. Как татары Добруджи пережили смену государственных образований —  из государства с официальным исламом они вдруг попали в христианское королевство…

Румыния провозгласила свою независимость 9 мая 1878 года, далее началась русско-турецкая война 1877–1878 годов. По итогам этой войны Румыния получила северную Добруджу, а южную передали Болгарскому княжеству. Конечно, это событие способствовало оттоку значительной части тюрко-мусульманского населения на территорию сокращающегося в размерах Османской империи. В 1878–1900 годах из Добруджи непосредственно в Турцию выехали примерно 90-100 тыс. мусульман, значительную часть которых составляли татары. К 1900 году численность первых сократилась до 28 тыс. в то время, как численность румын, которых прежде здесь было совсем немного, выросла до 120 тысяч человек.

Политика Румынии по отношению к татарам и другим мусульманским меньшинствам было более мягкой, по сравнению с соседней Болгарией, где мусульманское население (турки, татары, помаки, цыгане) периодически подвергалось ассимиляционным компаниям и различного рода гонениям.

Румынское королевство не препятствовало, порой даже содействовало строительству национальных и религиозных школ, училищ, издательской деятельности. Например, в январе 1879 года торжественно открылась мусульманская школа в Констанце. Еще раньше подобная школа заработала в Мангалии, в селах Топрансар, Османфакы, Гелинджик, Азаплар, Османча. В 1904 году в уезде Констанца насчитывалось 75 начальных школ, в которых обучалось 2,5 тысяч детей. Открылась и неполная средняя школа, чуть позднее.

В Османской империи были медресе и мектебе – учебные заведения при мечети, а в королевский период открывались школы нового типа.Эти школы открывались при муниципалитетах. Они были бесплатными. Учебники тоже были бесплатными, их привозили из Турции. Некоторые преподаватели тоже были оттуда. Преподавание шло на турецком языке. Изучались также румынский, арабский и персидский языки. Кроме того, в трех городах Констанце, Тулче и Меджидие функционировали турецкие гимназии. Преподавательский состав содержался за счет бюджета. В 1909 году директором гимназии в Констанце был татарский поэт Мемет Ниязи (1871-1931). В конце XIX века, имела место весьма нечеткая самоидентификация татар. И это мы видим по османским, болгарским и румынским переписям, где татары, наряду с другими мусульманскими эмигрантами, практически не дифференцируются по национальному критерию. Зачастую татары и турки объединялись по религиозному признаку в графу «мусульмане». Их идентичность была связана с религией.

Татары компактно проживали в портовом городе Констанца. Поэтому ничего удивительного в турецких школах нет. Но на рубеже XIX–XX веков татары Добруджи находились под влиянием еще младотурецкого движения. Идеи светскости и тюркского единства способствовали еще и формированию татарской идентичности. Постепенно религиозная идентичность перестает занимать доминирующее положение и оттесняется на второй план.

В  этот период можно выделить много интересных общественных и политических деятелей. Это и албанский политик, революционер Ибрагим Темо, бывший османский офицер Али Риза Кырымзаде . Именно они принесли младотурецкие идеи на территорию Добруджи.

Ибрагим Темо (1865-1939). Под руководством Темо в конце ХIХ появилась организация «Единение и Прогресс». Среди ведущих деятелей были также Кемаль Аджи Амет, мэр Меджидии, муфтий Хусейн Авни Шевки и Махмут Челеби, позже избранный в румынский парламент. Входил в «Единение и Прогресс» и известный татарский поэт, педагог, журналист Мемет Ниязи .

В 1909 году Мемет Ниязи создал в Констанце «Всеобщий союз за просвещение народа Добруджи» («Dobruca Tamîm-i Maarîf Cemiyeti) с филиалами в Меджидии и Хыршове. Всего было около 250 членов, их орган – газета «Dobruca Sedası». Спустя 2 года он же создал «Ассоциацию выпускников мусульманской семинарии в Меджидие» (Asociatia Absolventilor Seminarului Musulman din Medgidia ). Из нее должны были «родиться» виднейшие представители татарского национального движения, отстаивающие интересы как татар Добруджи, так и соотечественников на исторической родине ­­– в Крыму.

Один из лидеров зарождающегося национального движения крымских татар Румынии Мюстеджип Хаджи Фазыл, обучаясь на факультете правоведения в университете Будапешта, основал культурный центр «Тонгуч» («Первенец»), в который вошли учащиеся румынских школ деревни Азаплар и семинарии Меджидие. Организация имела просветительский характер и ориентировалась преимущественно на сельскую молодежь. В 1929 году она прекратила свое существование. В 1930 году Хаджи Фазыл создает «Ассоциацию культуры тюрков Добруджи», начавшую функционировать в 1933 году. Согласно уставу, оно должно было способствовать формированию религиозного сознания, национального единства и сплоченности, не вмешиваться в политические дрязги и интриги.

То есть религиозное сознание все же было важно для татар Румынии начала ХХ века, раз в уставе отдельно это выделили. Мусульманское религиозное образование в королевский период тоже сохранилось. В 1880 году, например, для улучшения уровня образованности среди мусульман Добруджи правительство решилось на открытие мусульманской семинарии в городе Бабадаг, где находилось одно из старейших медресе области. В 1901 году, в связи с сокращением учащихся из-за эмиграции турок и татар – перенесена в Меджидие, ставшую отныне духовным центром мусульманской общины в Добрудже.

Семинария обеспечивала высокий уровень подготовки выпускников, ее приводили в пример как образец даже в Турции. Она стала кузницей подготовки татарско-турецкой интеллигенции Добруджи.

До 1878 года религиозное мировоззрение, по всей вероятности, было определяющим в идентичности татар Румынии. Они помнили о своем происхождении , но ощущали себя частью мусульманской уммы и связывали свое настоящее и будущее с Османским государством. После 1878 года, конечно, многое изменилось, но ислам как важная часть татарской жизни, безусловно, остался.