Композитор Султан Габяши

В мае этого года отмечалось 130-летие со дня рождения одного из первых татарских композиторов. Его звали Султан Габяши (1891-1942). Он прожил всего 50 лет, но успел за это время заложить основы профессиональной татарской и башкирской музыки. Автор первых национальных опер, учитель многих известных музыкантов и композиторов. Например, в их числе Латиф Хамиди, Загид Хабибуллин, Сара Садыкова и другие. Но о самом Султане Габяши сегодня, наверное, вспоминают только редкие знатоки.

Он родился в татарской деревне Малый Сулабаш Казанского уезда той же губернии — современный Высокогорский район РТ. Его отец Хасан-Гата Габяши — мулла, религиозный деятель, впоследствии даже казый (судья) Оренбургского магометанского духовного собрания и — автор «Подробной истории тюркских народов». Наверное, лишь прогрессивными взглядами Хасан-Гаты казыя можно объяснить то, что он разрешил сыну заниматься музыкой.

После переезда в Уфу Султан Габяши начал осваивать игру на фортепиано. К ним домой приходила преподавательница Нина Соколова и учила юного Султана музицированию и азам нотной грамоты. Педагог хотела даже отправить талантливого ученика продолжить обучение в консерватории.

«Но на это папаша мой не пошел и нельзя в этом его обвинять, – писал в своей автобиографии композитор. – Тогда среди татар не было принято обучаться музыке и становиться профессиональными музыкантами, потому что не было для этого ни поприща, ни спроса».

Поэтому Султан Габяши получил традиционное мусульманское образование сначала в различных медресе — казанской «Мухаммадии», уфимской «Усмании» и «Галие», а потом и более практичное — в Уфимском реальном училище.

Кстати, в те годы некоторые татарские родители отдавали своих сыновей вместо медресе именно в реальные и коммерческие училища. Они мечтали, что их дети легко преодолеют все вызовы новой эпохи научно-технического прогресса.

Султан Габяши в 1915 году стал студентом юридического факультета Казанского университета. Однако тяга к музыке никуда не делась, как бы не наставлял его строгий родитель. Султан Габяши принимал активное участие в музыкальной и театральной жизни сначала Уфы, потом Казани, без него не проходили татарские литературно-музыкальные вечера. Там же звучали его песни, инструментальные композиции, сына муллы уже начали признавать как татарского композитора. Например, детский хор «Восточного клуба» исполняла его песню «Рокыя-гөлкәем» (кстати, музыкальное посвящение Рукие Кинзикеевой из Уфы), а солировала еще маленькая Сара Садыкова.

Совместно с ученым и литератором Гали Рахимом Султан Габяши создал самое известное музыкальное произведение начала ХХ века — романс «Кукушка» («Кәкүк»). Первой исполнительницей стала Гайша Апанаева, собственно именно ей и были посвящены слова песни.

К сожалению, из-за репрессивных гонений стихи Гали Рахима были признаны неблагонадежными, и в 1930-е годы у мелодии «Кукушка» появились новые слова, уже авторства Ахмета Ерикея (кстати, родом из Башкортостана). Именно в этом варианте «Кукушка» известна широкому слушателю.

В 1917 году Султан Габяши написал музыку к сенсационному спектаклю революционного времени «Зулейха» по пьесе Гаяза Исхаки. Именно с этого времени, кстати, началась традиция музыкальных постановок в татарском театре. Кроме «Зулейхи» Султан Габяши занимался музыкальным оформлением и спектакля «Тагир и Зухра» по пьесе Фатхи Бурнаша (1918) и многих других театральных постановок.

Конечно, революционная эпоха для Султана Габяши не была связана лишь с музыкальным творчеством. Время было военным, армия нуждалась в солдатах и офицерах. Бывший студент юридического факультета тоже успел побывать в рядах царской армии в качестве прапорщика, а после создания национальных военных подразделений в Казани стал первым руководителем военного оркестра частей «Милли Шуро».

Первые годы советской власти и создание Татарской АССР для Султана Габяши открыли новые возможности для развития музыкального таланта. Он мог заниматься любимым делом: преподавал в Восточном музыкальном техникуме, руководил многоголосным хором. В числе учеников Султана Габяши были Сара Садыкова, Галия Кайбицкая, Мансур Музафаров, Латиф Хамиди, Загид Хабибуллин и многие другие.

Конечно, продолжал он работать как композитор. А в 1925 году в Казани была представлена первая татарская опера «Сания» (либретто Фатиха Амирхана). Премьеру приурочили к 5-летию Татреспублики. Это было грандиозное событие для национальной жизни. Партер был занят татарскими нэпманами и их нарядными супругами: ведь давали самую настоящую татарскую оперу!

Опера была плодом коллективного музыкального творчества — Султан Габяши, Газиз Альмухаметов, Василий Виноградов днями и ночами корпели над ариями и нотными листами будущей «Сании». И, конечно, автора слов Фатиха Амирхана. Ведь именно в его квартире на Большой Красной улице проходили многочасовые обсуждения будущей оперы, прослушивались музыкальные и вокальные эпизоды, корректировался текст либретто. А последний акт оперы дописывали вовсе в деревне Малый Сулабаш — на малой родине Султана Габяши.

В середине двадцатых годов, после успеха оперы «Сания», Султан Габяши и Гали Рахим задумали написать новое сочинение по мотивам восточного сказания «Буз егет». Однако по идеологическим причинам появление такой оперы оказалось невозможно. Гораздо актуальнее были другие сочинения. Например, «Марш к 10-летию Башкортостана» — первое в башкирское музыке произведение для духового оркестра. Долгие годы марш был своеобразным гимном республики.

Но и идея создания новой оперы не была оставлена. Руководитель Академцентра, писатель Галимджан Ибрагимов убедил композитора Султана Габяши обратиться к поэме «Эшче» («Рабочий») Мажита Гафури, где поднимались актуальные проблемы классовой борьбы национального пролетариата. Так в феврале 1930 года была представлена опера «Эшче». Музыку к нему писал тот же творческий коллектив: Султан Габяши, Газиз Альмухаметов и Василий Виноградов. Несмотря на идеологические рамки создатели сумели передать национальный колорит и традиции протяжных песен (озын кюй). Многим любителям классической музыка известна ария Нигмата из этой оперы.

Кстати, между собой создатели опер решили, что «Сания» будет первой татарской оперой, а «Эшче» — первой башкирской. В те годы и в Татреспублике, и Башреспублике шло активное становление советской национальной культуры и не было особой разницы, кем этнически являлись её создатели. С 1931 года Газиз Альмухаметов окончательно перебрался в Уфу. В соседней республике крайне нуждались в национальных кадрах в сфере музыки. Поэтому вскоре Альмухаметов пригласил в БашАССР и композитора Габяши. Тем более, над сыном муллы в Казани уже сгущались тучи, в 1932 году арестовали его отца Хасан-Гату Габяши и отправили в Архангельскую область. Конечно, в такой ситуации страдали и дети репрессированных.

В Уфе в это время работал Башкирский техникум искусств, в 1930-е годы из него отделилось Уфимское музыкальное училище. Султан Габяши сразу окунулся в музыкальную жизнь соседней республики, занимался он и научной деятельностью — собирал музыкальный фольклор: башкирские и татарские песни. Кроме того, Султан Габяши стоял у стоял у истоков местного Союза композиторов.

Столица Башреспублики — Уфа была для него не чужим городом, ведь здесь прошло его дореволюционное отрочество и юность. Конечно, никак не ожидал Султан эфенде, что именно в Уфе встретит свою судьбу — будущую жену Фахрию.

Эта романтическая история началась еще до революции, в далеком Лаишевском уезде Казанской губернии, в деревне Кирби. С дочерью муллы из деревни Шапкино Тетюшского уезда (совр. Камско-Устьинский район) Фахрией сын казыя Султан познакомился у общих родственников в Кирби. Дело шло к свадьбе, но не было благословения родителей. Поэтому пути их разошлись. Однако они пронесли свою любовь сквозь долгие годы и неожиданная встреча в Уфе дала любящим сердцам Султана и Фахрие второй шанс. Дочь бывшего муллы была уже учительницей немецкого языка, однако политическая неблагонадежность из-за «неправильного» происхождения тоже преследовала её. Поэтому в те годы такие дети пытались «потеряться» в городах подальше от родных мест. Уже в зрелом возрасте Султан Габяши и Фахрие создали в Уфе семью, в 1941 году у них родился сын Рустем.

Жизнь вроде бы налаживалась. Но маховик репрессий давно уже гулял и по городу на Белой реке. Газиза Альмухаметова расстреляли в 1938 году. В том же году арестовали еще одного друга — композитора Антона Эйхенвальда. После освобождения Антон Александрович уже работал скромным научным работником и занимался музыкальным фольклором. Конечно, ни А.Эйхенвальд, ни С. Габяши не вспоминали о своей грандиозной идее середины 1930-х годов — балете «Сыңрау торна» на либретто Мухаметши Бурангулова.

По официальной версии первый башкирский балет с аналогичным названием был создан в 1941 г. (автор музыки Загир Исмагилов и Лев Степанов, либретто — Файзи Гаскарова). Однако в семейном архиве татарского композитора сохранились нотные наброски первого варианта этого балета, записанные его рукой. С припиской «Сыңрау торна»…

Премьера балета «Сынрау торна» состоялась в Уфе в 1944 году. К тому времени Султана Габяши уже не было в живых. Шла Великая Отечественная война, но борьба с «внутренними врагами» тоже продолжалась. Поэтому еще в 1941 году сына бывшего религиозного деятеля сослали на северо-запад Башреспублики, в татарскую деревню Чалкак (Челкаково) Бураевского района. Он там должен был работать учителем музыки. Однако жизнь в Челкаково оказалась недолгой, 8 января 1942 года композитор Султан Габяши умер от инфаркта. Похоронили его в той же деревне. В Чалкаке бережно хранят память о Султане Габяши, есть улица его имени.